Грейпфрутовый Ёж.
Now nothing ever ever goes my way (с)
Д.Б. Израэль: Кто устраивает самые сумасшедшие вечеринки?
Мерседес Джонс: Куинн Фабрей.
Курт Хаммел: Да, определённо Куинни.
Сэм Эванс: Согласен с ними.
Курт Хаммел: Ты же идёшь сегодня на вечеринку, да, милый?
Сэм Эванс: Что? О, конечно.
______________________________
__________________________________
- … И вот поэтому ты используешь здесь синус, а не косинус, - сказал Блейн, закладывая карандаш за ухо и выжидающе глядя на Курта. Он был огорчён; его друг выглядел сбитым с толку.
- Всё нормально, - быстро подбодрил его Блейн, прежде чем Курт показал своё разочарование, - Давай сделаем перерыв, а потом попробуем ещё раз?
- Это так нелепо, - раздраженно сказал Курт, вставая из-за стола и плюхаясь на кровать Блейна. Красно-белая форма черлидеров ярко контрастировала с тёмно-синим одеялом, - Я не понимаю, почему тренер так несправедлива!
- Ну, прежде всего, - сказал Блейн, - это Сью Сильвестр, так что я вообще не понимаю, как ты ожидаешь от неё рационального поведения! – он положил карандаш на стол, перед тем как растянуться на кровати рядом с Куртом. Он почувствовал резкий рывок, и вот уже Курт укладывает его на подушку рядом с собой и они вместе смотрят в потолок.
- Ну, и во-вторых, ты ей нравишься. И она хочет, чтобы ты был успешным, - Блейн повернул голову, чтобы улыбнуться Курту, который улыбнулся в ответ, продолжая смотреть вверх.
- Что в этом такого? – продолжил Блейн, - особенно, если у тебя есть добровольный репетитор! – он засмеялся, толкая Курта плечом. Улыбка его друга стала шире:
- Ты всегда знаешь, как меня успокоить, - заключил Курт.
- Ты бы не выжил без меня, - грустно сказал Блейн, поднимая взгляд, чтобы поймать одобрительный кивок Курта. А затем Курт поднял глаза, встречая взгляд Блейна, и они находились ближе, чем Блейн мог себе представить и он думал о том, как много раз представлял, что случилось бы, если бы он просто сократил это расстояние в несколько дюймов между ними…
- Итак, Блейн, - сказал Курт, вытягивая его имя, и Блейн сразу узнал этот тон.
- Нет, - сказал он, отворачиваясь и качая головой.
- Ты даже не знаешь, что я хотел спросить! - запротестовал Курт, в волнении опираясь на локоть.
- Ну, тогда пойди дальше и спроси это, - сказал Блейн, приподнимая в ответ свои треугольные брови, что заставило очки немного криво съехать на кончик носа.
Курт заколебался, делая глубокий вдох и как будто думая, что если он скажет это быстро, его предложение окажется более привлекательным:
- Ну, сегодня вечеринка…
-Нет.
- Блейн, давай же!
- Мне нужно заниматься, - соврал Блейн.
- Ты почти гений! Нет ничего, что не поместилось бы в твоей голове! – запротестовал Курт, для пущего эффекта стуча костяшками по голове Блейна.
- Всегда существует что-то новое, что нужно выучить, - ответил Блейн, отстраняясь от раздражающей руки Курта, - я никогда не соглашался на твои приглашения, понятия не имею, почему ты продолжаешь спрашивать!
- Потому что я хочу, чтобы ты пошёл и повеселился!
Блейн немного нахмурился:
- И это всё, кто я для тебя? Просто одиночка, которого тебе жаль?
- Хэй, сказал Курт мягко, принимая шутку Блейна всерьёз, - Ты знаешь, что это не так.
Блейн знал это и был благодарен ему за это сильнее, чем Курт мог подумать.
- Я пошутил, - сказал он, вертя пальцами, - но я тебе уже говорил, что это не моё!
- Ты не узнаешь, пока не попробуешь, - настойчиво продолжил Курт.
- Я полностью уверен, что я знаю, что теряю, - настоял на своём Блейн, и до того, как Курт решил с ним поспорить, продолжил: - Пьяные старшеклассники, громкая музыка, обжимания и случайно разбитая ваза.
Лицо Курта выражает протест, перед тем, как становится задумчивым, и Блейн победно смеётся.
- Ты должен сходить хотя бы однажды, просто чтобы ты мог рассказать, что был, - попытался Курт.
- Хмм, дай подумать, - сказал Блейн, загибая пальцы, - Я не пью, я не люблю, когда музыка разрывает мои барабанные перепонки, у меня нет никого, с кем я бы мог обниматься и я не хочу быть вынужденным носить бутылку клея в кармане.
Курт вздохнул и начал вставать с кровати, понимая, что проиграл. (Почему он продолжает спрашивать? – подумал Блейн), - Давай вернёмся к синусам и косинусам… и к чему там ещё?
Блейн сел на стул рядом с Куртом :
- Как ты называешь человека, который слишком много загорает?
Лампочка, загоревшаяся в голове Курта, была почти видима:
- Тангенс! – произнес он, победно указывая на Блейна.
Блейн просто улыбнулся и снова заложил карандаш за ухо, возвращаясь к работе.

@темы: Хочется, ведь, Графоманство да-да